Отношения грузин с чеченцами

Александр СКАКОВ

Скаков Александр Юрьевич, научный сотрудник Российского института стратегических исследований, кандидат исторических наук.

Грузинско-чеченские отношения никогда не являлись вполне добрососедскими. Более того, Грузия в XVIII–XIX вв. страдала от разбойничьих чеченских набегов не меньше, чем казачьи области России. Достаточно вспомнить летний 1854 года рейд Шамиля в Алазанской долине.

Чеченское национальное меньшинство в Грузии

Фактором, влияющим на развитие чечено-грузинских отношений, является наличие чеченского национального меньшинства (грузинское название “кистины”, происходящее от племенного названия “кей//кий”, а “ст” – топонимический суффикс) в Панкисском ущелье Восточной Грузии, появившегося здесь не позднее XVII–XVIII веков или же, по другим сообщениям, в начале XIX века. Грузинские князья целенаправленно заселяли эти временно заброшенные места кистинами, осетинами, пшавами и тушинами.

Чеченцы-кистины переселялись в Панкисское ущелье из различных общин горной Чечни, в первую очередь из Мелхинского и Маистинского обществ верховьев Аргуна. На рубеже XIX–XX вв. здесь проживало около 1400–1500 кистин, 350 осетин, 550 пшавов и 100 тушин. По данным того времени, кистины жили также в тушинском селении Чиго Дартлоского общества и в грузинских селениях Зенамхари Земо-Тнопетского общества, Артана Напареульского общества и Ахметы. В дальнейшем кистины в этих селениях полностью ассимилировались с грузинами. Кистины занимались скотоводством, земледелием, изготовлением ковров и тушинских шапок.

По данным начала 1940-х годов, в Грузии насчитывался 2741 чеченец. В 1941–1943 годах в Хевсуретии и горной Тушетии активно действовали чеченские бандгруппы. Чеченское население Грузии также подверглось депортации 1944 года1.

В Панкисском ущелье Восточной Грузии (Ахметский район) в настоящее время компактно проживают 5–6 тысяч чеченцев, 1,6–1,7 тысячи осетин, 1–1,1 тысячи пшавов и менее 1 тысячи тушин. Значительная часть пшавов в последние десятилетия покинула ущелье. Кистины достаточно хорошо сохранили свои традиции, но стали двуязычными. Кистинский диалект чеченского языка близок к ингушскому языку и испытал сильное влияние грузинского языка.

Наиболее значительные населенные пункты с чеченским населением – села Омало, Джоколо и Дуиси (ранее Панкиси). В общей сложности здесь насчитывается 6 ныне существующих сел и 2 заброшенных высокогорных селения. В нескольких селах компактно проживают пшавы (селения Земо Халацани, Кварелцкали, Куцахта, Сакобиано, Бакиловани) и осетины (селения Думастури, Квемо Халацани, Цинубани, Корети). Как писал один из грузинских авторов в последние годы существования Советского Союза, “грузины, кистинцы и осетины живут единой дружной семьей и совместно создают материальный достаток”2.

После распада Советского Союза через Панкисское ущелье, по некоторым сообщениям, хлынул поток наркотиков. Кроме того, жители ущелья стали заниматься торговлей чеченской нефтью в Грузии. Необходимо отметить, что отношения между проживающими в ущелье чеченцами, грузинами и осетинами сейчас достаточно напряженные, хотя, безусловно, в меньшей степени, чем в начале 1990-х годов. Во время ингушского конфликта осенью 1992 года обострились отношения между проживающими в ущелье осетинами и кистинами. В 1992–1994 гг. здесь было зафиксировано несколько стычек между грузинами и чеченцами, спровоцированных формированиями “Мхедриони”.

В мае 1997 года Министерство внутренних дел Грузии предприняло попытку открыть отделение полиции в населенном кистинами селе Дуиси. Это вызвало волнение среди жителей села. В связи с этим в Тбилиси прибыл помощник президента Чечни А. Кутаев, который передал Э. Шеварднадзе письмо А. Масхадова. Несмотря на просьбу А. Кутаева, Э. Шеварднадзе встречаться с ним отказался. А. Кутаев провел встречи с руководством парламента и МВД Грузии, а также с главой администрации Ахметского района. В результате переговоров конфликт удалось разрешить договоренностью об открытии полицейского поста не в самом селе, а в нескольких километрах от него на автотрассе, ведущей в райцентр.

В настоящее время национальная группа кистинов является объектом пристального внимания со стороны руководства Грузии. 31 августа 1997 года Панкисское ущелье посетили Э. Шеварднадзе и А. Масхадов. 15 сентября 1997 года Панкисское ущелье посетила делегация парламента Чечни. С чеченской диаспорой в Грузии в начале марта 1998 года встречался спикер парламента Грузии Зураб Жвания. В июле 1997 года президентом Грузии был подписан указ “О неотложных мерах по улучшению социально-экономического положения жителей Панкисского ущелья”. С целью контроля над ходом выполнения этого указа в ущелье в декабре 1997 года побывали помощник президента Грузии А. Герасимов и куратор Кахетии в государственной канцелярии Грузии Г. Кадагидзе3. Уроженцем Панкисского ущелья является представитель Чечни в Грузии Хизри Алдамов. Значительная часть кистин в последние годы находилась на сезонных работах на территории России, в том числе и в Чечне.

К вайнахам относятся также бацбийцы (назывались также цоватушинами), проживающие в селе Земо-Алаани Ахметовского района Грузии и переселившиеся сюда из Ингушетии (район села Эрзи Джераховского ущелья) до XVI века из-за малоземелья и насильственного распространения ислама.

Современное состояние и основные перспективы грузино-чеченских отношений

Как хорошо известно, чеченские добровольцы, наряду с другими формированиями Конфедерации горских народов Кавказа (КГНК), приняли активное участие в грузино-абхазском вооруженном конфликте. Уже 18 августа 1992 года (война началась 14 августа) находившийся в Грозном парламент КГНК принял решение о направлении в Абхазию добровольческих формирований. В дальнейшем чеченские формирования участвовали на стороне звиадистов в гражданской войне в Западной Грузии. В свою очередь, подразделение звиадистов, подчинявшееся С. Радуеву, приняло участие в чеченском конфликте4. Именно в Грозном 23 февраля 1994 года был похоронен бывший президент Грузии З. Гамсахурдиа.

Позже чеченские официальные лица, призывая “отбросить негативные моменты из недавней истории... в частности, участие чеченцев в абхазской войне”, считали “очевидным, что этот сценарий был разыгран Россией”5. Как считают сами абхазы, “многие чеченцы обижены на то, что абхазы не пришли им на помощь” во время чеченского конфликта, абхазских добровольцев в рядах чеченских формирований практически не было. Вице-президент Конфедерации народов Кавказа и руководитель абхазского движения “Айдгылар” Геннадий Аламия пытался оправдаться в этом во время своего визита в Чечню в 1997 году.

Попытки установления нормальных отношений между Чечней и Грузией относятся еще к периоду правления в Грозном З. Яндарбиева. Тогда, в частности, обсуждались проблемы сотрудничества Чечни и Грузии в урегулировании абхазского конфликта.

В марте 1997 года в Назрани прошла встреча президента Чечни А. Масхадова, президента Ингушетии Р. Аушева и министра обороны Грузии В. Надибаидзе. На встрече, по официальному сообщению, обсуждался ряд инициатив, направленных на установление стабильности и мира на Кавказе. Кроме того, обсуждались вопросы охраны границы между Чечней и Грузией. На встрече А. Масхадов обещал не допустить проникновения чеченских вооруженных групп в Абхазию. Участие чеченцев в грузино-абхазском конфликте 1992–1993 гг. А. Масхадов назвал ошибкой и заверил В. Надибаидзе в том, что руководство Чечни поддерживает принцип территориального единства Грузии. А. Масхадов и Р. Аушев выразили готовность посетить Тбилиси. Результаты встречи высоко оценил Э. Шеварднадзе.

В апреле 1997 года А. Масхадов встретился в Грозном с парламентской делегацией Грузии. Как сообщалось, на встрече обсуждались проблемы взаимоотношений Чечни и Грузии, а также обстановка в Южной Осетии и Абхазии. После встречи А. Масхадов категорически опроверг сообщения о своем участии в намеченной на май в Пицунде (Абхазия) конференции непризнанных государств (Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья). Проведение такой конференции А. Масхадов назвал “провокацией российских спецслужб, направленной на обострение отношений между Грузией и Чечней”.

Во время визита в Тбилиси в мае 1997 года помощник А. Масхадова А. Кутаев предложил руководству Грузии участие Чечни в качестве посредника в переговорах по урегулированию конфликта в Абхазии.

Летом 1997 года появились сообщения о появлении в Абхазии более сотни боевиков из отряда Ш. Басаева. Сам Ш. Басаев категорически опроверг эту информацию. В начале июня 1997 года он заявил о своей готовности приложить все усилия для мирного разрешения грузино-абхазского конфликта и пообещал оказать грузинской стороне поддержку в розыске и освобождении военнопленных, находящихся на территории Абхазии. Ш. Басаев положительно оценил встречи с несколько раз посещавшими Чечню представителями фракции “Абхазети” грузинского парламента.

29 июля 1997 года тема урегулирования абхазского конфликта была в центре внимания на встрече Э. Шеварднадзе с вице-премьером Чечни А. Закаевым. Чеченская сторона выразила желание сотрудничать с Тбилиси по вопросам розыска чеченцев, пропавших без вести во время войны в Абхазии. В частности, прошло опознание тел двух погибших чеченцев. Уже тогда Э. Шеварднадзе заявил о формировании хороших отношений между Чечней и Грузией “на различных уровнях - как на парламентском, так и в высших эшелонах власти”. А. Закаев отметил, что “подход Э. Шеварднадзе ко всем проблемам на Кавказе позволяет надеяться на то, что у Чечни с Грузией сложатся самые добрососедские отношения”. Кроме того, он высказался за создание договорной и правовой базы в отношениях между Чечней и Грузией6.

Следующий визит А. Закаева в Тбилиси состоялся 6–7 августа 1997 года и был посвящен подготовке встречи Э. Шеварднадзе с А. Масхадовым. А. Закаев встречался с Э. Шеварднадзе, председателем парламента Грузии З. Жвания, главой парламентского комитета по вопросам обороны и безопасности Р. Адамия, секретарем Совета безопасности Грузии Нугзаром Саджая и другими лицами. В частности, обсуждалась ситуация в Абхазии и возможность провокаций там. За несколько дней до приезда А. Закаева поступило сообщение о проникновении в Грузию из Чечни через Хевсуретию группы чеченских боевиков во главе с грузином-звиадистом. Руководство Чечни обвинило в этом Конфедерацию горских народов Кавказа, которая хочет сорвать встречу между лидерами Чечни и Грузии. Как сообщалось, целью боевиков была дестабилизация обстановки в Грузии. Чеченское руководство перекрыло все перевалы и тропы, ведущие в Грузию. Представитель Чечни в Грузии Хизри Алдамов заявил о поддержке чеченской стороной усилий Э. Шеварднадзе по восстановлению территориальной целостности Грузии и мирному урегулированию абхазского конфликта7.

Новая страница в отношениях между Чечней и Грузией началась с визита А. Масхадова (в состав делегации входил также вице-премьер А. Закаев) в Тбилиси 30–31 августа 1997 года. Встреча была организована почти по полному протоколу, за исключением того, что в Тбилисском аэропорту не развевались ни флаг РФ, ни флаг Ичкерии. В аэропорту А. Масхадова встречал председатель парламента Грузии З. Жвания. На встрече с Э. Шеварднадзе было решено “покончить с мрачным прошлым в нашей новейшей истории и начать возрождать все, что объединяло оба народа в течение многих и многих веков – лучшие традиции добрососедства, дружбы и хороших отношений во всех сферах”. “Черной страницей в истории, которая вовсе не подходит нашим народам”, назвал события в Абхазии и А. Масхадов.

Основной темой на переговорах было обсуждение проблем укрепления мира и стабильности на Кавказе. С этой целью намечено проведение регулярных консультаций по реализации идеи “мирного Кавказского дома”. Как отметил А. Масхадов, проблемы Кавказа решать надо кавказцам. Кроме того, было решено сделать реальные шаги для развития коммуникаций между Чечней и Грузией (т.е. для постройки автотрассы), для развития сотрудничества в экономике, культуре, науке и других областях. Значительная часть вопросов, затронутых на встрече, осталась неизвестной журналистам. Так, обсуждались какие-то вопросы, связанные с нефтяной проблематикой8. После окончания переговоров А. Масхадов посетил Объединенную военную академию Министерства обороны Грузии.

По мнению Э. Шеварднадзе, визит лидера Чечни в Грузию не должен удивлять никого в Москве, поскольку все, что ведет к стабильности на Кавказе, отвечает интересам как России, так и Грузии. А. Масхадов отметил, что реакция официальной Москвы на этот визит ему абсолютно безразлична. Председатель комитета по внешним отношениям парламента Грузии Каха Читая заявил о необходимости чрезвычайно осторожного рассмотрения вопроса о взаимоотношениях Чечни и Грузии. По его мнению, этот вопрос надо рассматривать исходя из российско-грузинских отношений, ситуации в Абхазии и в целом на Кавказе, а также того, что Чечня юридически является частью РФ.

Вернувшись из Тбилиси, А. Масхадов заявил о “результативности дружеского визита” и о том, что “чеченцам нужны дружеские и братские отношения с грузинами больше, чем с каким-либо другим народом”. Вскоре после визита А. Масхадова в Тбилиси власти Чечни сумели освободить четырех граждан Грузии – врачей-нейрохирургов, захваченных в заложники в августе 1997 года9. Похитители были приговорены к смертной казни.

В сентябре 1997 года грузинская делегация, в которую входили академик и депутат парламента Грузии Тамаз Гамкрелидзе, член ВС Абхазии (в составе Грузии) Этери Астемирова и ряд представителей грузинской общественности, приняла участие в проходившем в Грозном праздновании шестилетнего юбилея “независимости Чечни”. Право приветствия Чечни было предоставлено сначала ингушской делегации, а затем грузинской (выступал Т. Гамкрелидзе). Делегация была принята чеченским руководством, подчеркнувшим роль Грузии, как оплота мира на Кавказе. По словам членов делегации, в личных беседах они неоднократно получали заверения, что чеченский народ встанет на защиту Грузии, откуда бы ни исходила угроза войны. На встрече обсуждалась проблема Абхазии. Вице-президент Чечни Ваха Арсанов заявил о инспирированности Россией войны в Абхазии с преднамеренным вовлечением в конфликт северокавказских республик. По словам Э. Астемировой, недоумение и недовольство Чечни вызвало отсутствие поддержки мятежной республики со стороны Абхазии10. Характерно, что в грузинскую делегацию не входили члены правительства Грузии.

15–18 сентября 1997 года делегация парламента Чечни во главе с вице-спикером Сейламом Бешаевым посетила Тбилиси и провела переговоры с заместителем председателя парламента Грузии Эльдаром Шенгелая, председателем парламента Зурабом Жвания, членами парламентских фракций и комитетов. Грузинская сторона выразила готовность помочь парламенту Чечни в обмене опытом и подготовке кадров для парламентской работы. Было решено регулярно обмениваться делегациями. Стороны высказались за решение всех вопросов внутри Кавказа самими кавказскими народами. Были также обсуждены проблемы урегулирования в Абхазии и межнационального общения. Чеченская сторона выразила надежду на помощь Грузии в воссоздании погибших во время войны библиотек и архивов.

После переговоров было подписано Соглашение между парламентом Грузии и парламентом Чеченской Республики Ичкерия. По этому соглашению предполагалось создание в парламентах Грузии и Чечни групп межпарламентского сотрудничества, содействие сотрудничеству в научной работе, медицинской сфере и по делам молодежи, способствование обмену учеными, студентами и специалистами, “осуществление постоянных консультаций и обмен информацией по всем вопросам, представляющим взаимный интерес”. Было решено “считать приоритетным сотрудничество по укреплению двусторонних и региональных торгово-экономических, культурных и гуманитарных связей”, а также “способствование подготовке исполнительными структурами подготовительных работ по строительству автомагистрали и открытию авиалинии”.

Одним из наиболее активных сторонников сближения Чечни с Грузией считается чеченский министр культуры и вице-премьер Ахмед Закаев, “страстно влюбленный в Грузию”. А. Закаев является специальным представителем президента Чечни по взаимодействию с Грузией. По его словам, Грузия и Чечня являются стратегическими партнерами11.

В начале октября 1997 года А. Закаев посетил Тбилиси и провел переговоры с Э. Шеварднадзе. По словам А. Закаева, встречи грузинских и чеченских руководителей “всегда имеют положительный результат”. Что характерно, А. Закаев отказался конкретизировать вопросы, затронутые на переговорах с президентом Грузии. Как сообщил А. Закаев после возвращения в Грозный, в ближайшее время будет подписан ряд соглашений между силовыми ведомствами Чечни и Грузии. Чечня, по словам А. Закаева, хотела бы перенять огромный опыт борьбы с преступностью, накопленный грузинскими правоохранительными органами12.

В конце ноября 1997 года А. Закаев во время визита в Тбилиси (начался 23 ноября) провел переговоры о перспективах развития грузино-чеченских культурных отношений и договорился о помощи Грузии Чечне в восстановлении чеченского архивного фонда, полностью уничтоженного во время боевых действий. С этой целью Тбилиси должна была посетить делегация Министерства культуры и Департамента архивов Чечни. По словам А. Закаева, его визит в Грузию носил неофициальный характер (его целью якобы была встреча с чеченскими студентами, обучающимися в Тбилиси), но связан с программой, определенной совместно с грузинскими коллегами во время его предыдущей поездки в Тбилиси. На совместной пресс-конференции с министром культуры Грузии В. Асатиани было заявлено о выходе в свет газеты данного министерства “Муза”, полностью посвященной историческим и культурным взаимосвязям Грузии и Чечни. Были отмечены и другие совместные гуманитарные проекты (издание книги “Фольклор Чечни”, съемки фильма по сценарию чеченского драматурга)13.

В середине ноября 1997 года вице-премьер Чечни М. Удугов заявил о своем намерении приехать в Тбилиси для обсуждения с властями Грузии вопросов стабилизации на Кавказе. При этом было отмечено “негативное отношение России к визитам представителей руководства Чечни в Грузию”. Примерно в те же дни парламент Чечни направил письмо парламентариям Грузии с просьбой оказать помощь в признании независимости самопровозглашенной республики и “прорвать прежде всего информационную блокаду вокруг Чечни, что даст возможность решить и другие вопросы”. М. Удугов расценил это как один из реальных шагов для установления дипломатических отношений между государствами, в чем нуждаются и Чечня, и Грузия. Председатель парламентского комитета по внешним связям Грузии Каха Читая прокомментировал это обращение очень осторожно, охарактеризовав данный вопрос как чрезвычайно деликатный. Он отметил, что Грузия готова сотрудничать с Чечней и вести с ней консультации, но не может идти на нарушение норм международного права.

19 декабря 1997 года А. Масхадов освободил от занимаемой должности представителя Чечни в Абхазии Руслана Тунтаева за неправомерные и несогласованные действия. Выступая на пресс-конференции в Сухуми, Р. Тунтаев заявил, что “в скором времени Чечня может признать независимость Абхазской Республики”. По словам прокомментировавшего отставку Р. Тунтаева пресс-секретаря А. Масхадова Казбека Хаджиева, “чеченский народ не собирается в угоду чьим-то амбициям портить дружеские отношения с грузинским народом”14.

Чечня упорно пыталась выступить в роли посредника в урегулировании грузино-абхазского конфликта. Как отметил Э. Шеварднадзе после встречи с А. Масхадовым 30 августа 1997 года, Чечня может сыграть большую роль в ускорении процесса урегулирования конфликта в Абхазии. В тот период попытки Грозного выступить посредником были в значительной степени нейтрализованы Е. Примаковым, организовавшим в августе 1997 года прямые переговоры между Э. Шеварднадзе и В. Ардзинбой. О готовности Грозного выступить посредником в урегулировании конфликта заявил в середине сентября 1997 года вице-спикер парламента Чечни С. Бешаев. Посетив Тбилиси и Сухуми в начале октября 1997 года, А. Закаев изложил там позицию чеченского руководства, согласно которой “для разрешения затянувшегося грузино-абхазского конфликта двум лидерам нужно выйти на прямой диалог без российских, чеченских или каких-либо других посредников и без участия миротворческих сил”15. Таким образом, Чечня пыталась отстранить Россию от участия в разрешении конфликта. А. Закаев отметил, что Чечне небезразлично урегулирование абхазского конфликта и чеченское руководство сделает все для поиска мирных путей и взаимных компромиссов.

В конце декабря 1997 года первый вице-премьер Чечни М. Удугов вновь заявил, что не исключает возможности своего визита в Грузию в ближайшее время. В первую очередь он предполагал обсудить “вопросы кавказской политики, которую проводят Ичкерия и Грузия”.

В начале февраля 1998 года председатель парламента Чечни пригласил грузинских парламентариев посетить Грозный до 10 февраля 1998 года. Как известно, при парламенте Грузии существует координационная группа по связям с народами Кавказа, возглавляемая Мамукой Арешидзе. Кроме того, грузинская делегация намеревалась посетить Северную Осетию и Ингушетию. На переговорах с чеченской стороной должны были рассматриваться вопросы подготовки встречи экономистов и бизнесменов Грузии и Чечни, а также таможенные и пограничные проблемы.

Чеченская сторона в качестве основных перспектив двусторонних отношений выделяет развитие энергосистемы, газо- и нефтепроводов, контакты в области культуры, спорта и образования. В Грузию неоднократно приезжали чеченские творческие коллективы, в грузинских высших учебных заведениях учатся студенты из Чечни. По специальному приглашению Э. Шеварднадзе в Уреки (Черноморское побережье) отдыхали 65 чеченских детей. Обратно они были доставлены на личном самолете президента Грузии16. Активно работает тбилисский корпункт “Чечен-пресс”. А. Закаев после своего визита в Грузию в октябре 1997 года в качестве основных направлений грузино-чеченского взаимодействия обозначил политическое, экономическое и культурное. Во время визита в Тбилиси в начале мая 1998 года А. Закаев обсуждал с председателем парламента Грузии З. Жвания вопросы развития культурных отношений между Чечней и Грузией.

Основной целью, хотя и практически недостижимой, политики официального Грозного в отношении Грузии являлся прорыв политической изоляции Чечни. Воспринимая Грузию как противовес России, чеченское руководство заинтересовано в максимальном укреплении независимости своей южной соседки и в ослаблении российского влияния в регионе. Поэтому в Чечне было с удовлетворением воспринято заявление министра обороны РФ о возможности отказа России от военных баз в Грузии.

А. Масхадов неоднократно говорил о “традиционно дружеских отношениях чеченского и грузинского народов”. Во время своего визита в Грузию он заявил, что “Чечня не создаст никаких проблем Грузии в будущем”. По словам З. Жвания, между Чечней и Грузией сложились “отношения сотрудничества и доброй воли”. Как отметил Э. Шеварднадзе, Грузия и Чечня “смогли наладить гармоничные и добрососедские отношения”17. Ему вторит генеральный представитель Чеченской Республики Ичкерия в Грузии Хазри Алдамов: “отношения, сложившиеся за последнее время, самые добрые и дружеские”. А. Масхадов во время визита в Турцию заявил о своей приверженности к общекавказской политике президентов Грузии и Азербайджана. М. Удугов трактовал это заявление как свидетельство уважения президентом Чечни двух ведущих кавказских лидеров и уверенности в том, что стратегическими партнерами Чечни являются именно Грузия и Азербайджан.

Экономический аспект

Еще в конце лета 1997 года вице-президент Чечни Ваха Арсанов заявил о возможности перекачки азербайджанской нефти из Чечни в Грузию, а не в Новороссийск. На встрече руководителей парламентов Чечни и Грузии в сентябре 1997 года эта инициатива не обсуждалась. Вернувшись в октябре 1997 года из Тбилиси Ваха Арсанов сообщил, что в стадии рассмотрения находится вопрос о транспортировке чеченской нефти через территорию Грузии до одного из ее черноморских портов с целью последующей реализации на мировых рынках. Эту информацию неоднократно опровергал президент ЮНКО Хож-Ахмед Яриханов, заявлявший, что в планы ЮНКО не входит строительство такого нефтепровода и транспортировка чеченской нефти через грузинские порты Поти и Батуми на Запад не предполагается. По его словам, переговоры об этом с грузинским руководством не велись и не ведутся18.

Официальный Тбилиси рассматривает такие заявления чеченской стороны как односторонние инициативы Грозного. Как заявил посол Грузии в РФ Важа Лордкипанидзе, Тбилиси никогда не станет заключать в обход России соглашения с ее субъектом. Кроме того, президент Международной нефтяной корпорации Грузии Гия Чантурия в ходе своих визитов в Москву информирует российские ведомства обо всех своих проектах. В 1998 году эта тема вновь была поднята генеральным директором госконцерна “Чечентранснефть” (преемник ЮНКО) Саидом Эльдорхановым. Им было заявлено, что в случае “шантажа со стороны России” и строительства последней нефтепровода в обход Чечни чеченская сторона проложит нефтепровод через Грузию. Потенциальными инвесторами проекта были названы “Кавказский общий рынок”, “Транскавказский энергетический консорциум”, “Кавказский инвестиционный банк” и др. Кроме того, по заявлению С. Эльдорханова “Чечня может деблокировать Грузию по энергоресурсам”19. Идея снабжения Грузии газом из Чечни вызывает, судя по всему, интерес у официального Тбилиси.

Грузинское руководство, выступающее за наличие нескольких параллельных линий нефтепровода, вполне устраивает прохождение одной из них через Чечню. Тем более, как надеются в Грузии, эта линия нефтепровода не будет главной. В случае каких-либо осложнений в этом вопросе дружеские отношения с Чечней могут помочь Грузии выйти из положения с наименьшими потерями. Чеченская сторона также не возражает против прохождения основной (или одной из основных) линии нефтепровода через территорию Грузии.

Были разработаны также проекты доставки каспийской нефти на Грозненский нефтеперерабатывающий завод по намеченному постройкой к 2003–2005 гг. ответвлению нефтепровода Баку – Супса. Осуществление этого проекта было отложено до признания Россией независимости Чечни.

Проблема транспортных коммуникаций

Другое направление в грузино-чеченских отношениях связано со стремлением Чечни получить свободный от контроля России транспортный коридор. При отсутствии такого коридора выживание Чечни практически невозможно. Проблема постройки автомобильной дороги между Чечней и Грузией для транспортировки через территорию Грузии чеченской нефти обсуждалась во время визита в Тбилиси помощника А. Масхадова А. Кутаева в мае 1997 года. 31 мая 1997 года на пресс-конференции в Тбилиси лидер партии “зеленых” Чечни председатель Научно-производственного центра Р. Гойтемиров заявил о серьезном рассмотрении специалистами идеи создания автотрассы между Чечней и Грузией. Эта идея, по его словам, была выдвинута чеченской стороной и поддержана грузинской. Уже тогда шли активные переговоры с зарубежными организациями о возможном финансировании данного проекта. По расчетам чеченских специалистов, деньги, затраченные на строительство дороги, окупятся за один год эксплуатации. Обсуждался и проект постройки железной дороги между Чечней и Грузией. В дальнейшем вдоль дороги предполагалось строительство нефте- и газопроводов, а также линии электропередачи.

Как отмечалось выше, вопрос о строительстве автомобильной трассы Грозный-Тбилиси был решен на встрече А. Масхадова и Э. Шеварднадзе 30 августа 1997 года. Проблема строительства дороги обсуждалась и во время визита делегации парламента Чечни в Тбилиси 15–16 сентября 1997 года. Чеченская делегация просила о помощи со стороны Грузии в технике и специалистах.

В этом вопросе чеченская сторона использовала широко разрекламированную в Грузии политику официального Тбилиси, направленную на создание “надежного транзитного государства”. На данном направлении чеченское руководство добилось значительных успехов. Уже в 1998 году перемещения людей и некоторых грузов из Чечни в Грузию и, наоборот, по ведущей через Аргунское ущелье дороге не представляли практически никакого труда. В то же время затруднительно судить о том, насколько успешно двигалось строительство автомагистрали Тбилиси–Грозный. По некоторым сообщениям, ее строительство на территории Грузии так и не начиналось. На территории Чечни строительство дороги, судя по всему, действительно активно велось. Сообщалось о ежемесячном посещении А. Масхадовым строящейся трассы. Необходимо иметь в виду наличие уже существующих дорог Грозный–Итум–Кале и Жинвали–Шатили, составляющих в общей сложности более чем половину предполагаемой трассы. Предполагалось, что движение по шоссе начнется не раньше весны 1999 года. Чеченские дорожные строители, несмотря на трудности с финансированием, обещали завершить работы по созданию гравийной дороги к сентябрю 1998 года. Ранее чеченские строители обещали закончить дорогу в гравийном варианте к концу июля 1998 года, а в асфальтовом варианте – к началу 1999 года. Грузинская сторона взяла на себя обязательство обустроить свою часть дороги20. Следует отметить, что дорога Жинвали–Шатили была сильно повреждена в результате стихийных явлений летом 1997 года и до сих пор полностью не восстановлена.

Представитель Чечни в Грузии Х. Алдамов опроверг утверждения о том, что визит в Тбилиси вице-премьера Чечни А. Закаева в конце ноября 1997 года связан с вопросом строительства автотрассы из Чечни к Черному морю через Ахметский район Грузии.

На вопрос, будет ли строиться автотрасса Грозный–Тбилиси, вице-спикер парламента Грузии Э. Шенгелая отказался отвечать, отговорившись незнанием. Но здесь же он отметил, “что чем больше построят дорог, тем лучше будет для всех”21.

После принятия в июне 1998 года Государственной Думой РФ постановления о нормализации пограничного и таможенного контроля на абхазском участке границы РФ председатель комитета по обороне и национальной безопасности при парламенте Грузии Р. Адамия пригрозил снятием ограничений на чеченском участке российско-грузинской границы. Правда, необходимо отметить, что и в то время какие-либо ограничения на этом участке отсутствовали. Возможно, это заявление можно рассматривать как обещание Грузии принять более активное участие в строительстве автотрассы Грозный–Тбилиси.

Как прямо заявил А. Масхадов, “если эта дорога войдет в строй, мы действительно станем независимыми от прихотей России, российских пограничников и таможенников и, наконец, проломим эту стену”22.

Тем не менее в 1998 году грузинской стороной было заморожено строительство дороги Грозный–Тбилиси на участке Итум-Кале–Шатили в Аргунском ущелье. По заявлению министра иностранных дел Ираклия Менагаришвили, руководство Грузии допускает открытие автодороги лишь в случае окончательного выяснения политических отношений России и ее субъекта – Чечни. Лидер фракции парламентского большинства “Союз граждан Грузии” Михаил Саакашвили отверг возможность открытия автодороги, назвав Чечню “непонятным государственным образованием”, опасным для Грузии. Глава МВД РФ С. Степашин во время визита в Грузию 15 октября 1998 г. отметил, что дорога Грозный–Тбилиси не беспокоит Россию, но “скоро может забеспокоить Грузию”.

В ответ на заявления грузинских политиков и официальных лиц о недопустимости открытия дороги Грозный–Тбилиси чеченское руководство выразило недоумение и отметило, что подобные выступления могут помешать развитию восстановившихся грузино-чеченских связей. Представитель Чечни в России Маирбек Вачагаев заявил, что А. Масхадов выступает за установление братских отношений с Грузией, а действия официального Тбилиси ведут эти отношения в тупик. По словам М. Вачагаева, новая дорога не нужна бандитам, которые свободно пересекают границу в горах. Также было констатировано “создание фона общего похолодания грузино-чеченских отношений”.

В начале сентября 1998 г. представитель Чечни в Грузии Х. Алдамов в интервью призвал к скорейшему завершению строительства дороги Грозный–Тбилиси и заметил, что после ее пуска начнется приток населения в горные районы Грузии, ранее страдавшие от бездорожья. При этом он назвал руководство Абхазии ставленниками Москвы и фактически призвал к объединению усилий Грузии и Чечни для противостояния России.

В ноябре 1998 г. в Грозном торжественно отметили окончание строительства участка дороги “Итум-Кале – Альпийские луга”. Таким образом, чеченский участок (около 38 км новой дороги) трассы Грозный–Тбилиси был полностью построен. Несмотря на отсутствие участка новой трассы в районе российско-грузинской границы, перемещение людей и грузов в этом районе возможно по старой грунтовой дороге, проходящей на протяжении 5–6 км вдоль берега реки Аргун до грузинского села Шатили. Далее до г. Жинвали идет шоссейная дорога. Грузинские села в районе Шатили населены хевсурами, поддерживающими исторически тесные связи с чеченцами.

Три другие старые грунтовые дороги соединяют чеченские села Итум-калинского района (правые притоки р. Аргун) и верховьев р. Шароаргун с населенными тушинами (также исторически близкими чеченцам) селами верховьев р. Андийское Койсу и, далее, с населенными кистинами селами Панкисского ущелья. Дорога из Тушетии в центральные регионы Грузии в настоящее время реконструирована. Неплохая дорога в том же направлении вдоль р. Андийское Койсу существует и в непосредственной близости от границ Чечни на территории Дагестана.

Дорога Грозный–Тбилиси, как и вся российско-грузинская граница на чеченском участке (81,4 км), находится вне контроля российских пограничников. Более того, граница на этом участке не демаркирована и включает в себя ряд спорных участков. Грузинские пограничные заставы находятся в районах сел Омало (30 чел. местных уроженцев, в летний период придаются дополнительные силы) и Шатили. Чеченские пограничники и таможенники, по некоторым сообщениям, сами участвуют в захвате заложников, угоне скота и контрабанде. В Грузии также есть лица, заинтересованные в сохранении нынешнего состояния границы на чеченском участке и в открытии дороги для упрощения контрабанды спирта, сырьевых ресурсов (в первую очередь дешевого чеченского бензина) и наркотиков.

В 1998 году проводились подготовительные работы по открытию пограничного перехода из Грузии в Чечню на участке российско-грузинской границы. Эта информация была подтверждена начальником пограничного департамента Грузии генералом Чхеидзе. В то же время он заявил, что Грузия будет выполнять взятые на себя по взаимной договоренности с Россией обязательства. Необходимо отметить, что еще летом 1997 года Министерство обороны Грузии отказалось разрешить Федеральной пограничной службе России охранять границу между Россией и Грузией на чеченском участке с грузинской стороны. Такая позиция Грузии сделала невозможным какой-либо контроль со стороны России над данным участком дороги.

Проблема усиления охраны грузинско-российской границы на чеченском участке обсуждалась во время визита в середине августа 1999 г. в Тбилиси делегации ФПС России во главе с начальником международно-договорного департамента ФПС Александром Маниловым. Грузинская сторона заявила о выставлении дополнительных постов и контрольных пунктов на чеченском участке. Было еще раз отмечено наличие договоренности с руководством Грузии о невозможности открытия и введения в строй дороги Грозный – Тбилиси без согласия России.

Чеченская сторона неоднократно высказывала пожелания об открытии воздушного коридора для грозненского аэропорта над территорией Грузии. Как заявил руководитель Воздушного департамента Грузии Зураб Чанкотадзе, Грузия не может выполнить эту просьбу Чечни без согласия России, хотя открытие такого коридора с технической точки зрения не представляет особой сложности. Чеченская диаспора в Грузии обратилась с просьбой об открытии авиарейса между Телави и столицей Ингушетии Назранью. Учитывая особые отношения между Грозным и Назранью, открытие такого авиарейса было бы выгодно чеченской стороне. В официальных кругах Тбилиси летом 1997 года уже было объявлено о намерении открыть такой рейс. Российская сторона заявила о невозможности этого, так как аэропорты в Назрани и Телави не имеют международного статуса, то есть в них отсутствуют таможенные и пограничные КПП. Таким образом, на данный момент эта проблема снята.

Интеграционные процессы на Кавказе

Чечня стремится стать экономическим и политическим центром Кавказа. Еще З. Гамсахурдиа и Д. Дудаев выдвинули идею создания “Кавказского дома”– объединения народов Кавказа. 5 сентября 1992 года З. Гамсахурдиа и Д. Дудаевым была создана общественно-политическая организация “Кавказская конфедерация”, в которую входят ряд движений Северного Кавказа, Грузии и Азербайджана. Президентом Конфедерации является экс-президент Чечни З. Яндарбиев, а генеральным секретарем до недавнего времени являлся С. Радуев.

В настоящее время инициатива “Кавказского дома” трансформировалась в идею “Кавказского Общего рынка” – экономического союза народов Кавказа. Эти идеи вписываются в целый ряд объединительных инициатив. Среди них выдвинутое на встрече представителей северокавказских субъектов РФ и государств Закавказья в Кисловодске 31 мая 1997 года предложение о создании “Кавказского ОБСЕ” или Организации по безопасности и сотрудничеству на Кавказе (ОБСК). Одним из основных авторов этой идеи был первый вице-премьер правительства Чечни М. Удугов. Идея создания “Кавказского ОБСЕ” обсуждалась и на встрече А. Масхадова с Э. Шеварднадзе 30 августа 1997 года. Такой орган, по мнению А. Масхадова, мог бы самостоятельно и без посторонней помощи (т.е. без помощи России) решать проблемы Кавказа, в том числе способствовать урегулированию абхазского конфликта. В этой организации могли бы участвовать и северокавказские субъекты РФ, о чем, по словам А. Масхадова, он беседовал в Москве с президентом России Б. Н. Ельциным23.

Показательна также выдвинутая Ш. Басаевым в начале июня 1997 года идея создания в будущем конфедерации с центром в Тбилиси, куда могли бы войти Чечня и Грузия.

В июне 1997 года в Махачкале ряд депутатов парламентов Дагестана, Ингушетии, Грузии и Азербайджана высказались за создание “Кавказского парламента” по типу Европарламента. При этом грузинскую сторону представлял лидер фракции “Абхазия” и борец с “абхазским сепаратизмом” Герман Пацация. В дальнейшем идею “Кавказского парламента” подхватило чеченское руководство. В него должны были войти парламентарии Грузии, Азербайджана, Армении, Чечни, а также тех субъектов РФ, которые поддерживают идею “единого “Кавказского дома” без России”. Учредительный съезд “Кавказского парламента” намечалось провести в декабре 1997 года24.

Сторонником концепции “Кавказского Общего рынка” (КОР) является бывший первый вице-премьер Чечни Хож-Ахмед Нухаев. Х.-А. Нухаев, по некоторым сообщениям, имеет деловые связи с родственниками президентов Грузии и Азербайджана. Все подобные инициативы обусловлены реальной потребностью народов Кавказа в экономической и политической интеграции, что успешно используется чеченской стороной.

Последним интеграционным мероприятием была прошедшая 4 апреля 1998 года в Грозном встреча глав северокавказских республик, краев, областей, а также представителей Грузии и Азербайджана. От Грузии в этой встрече участвовали личный представитель Э. Шеварднадзе в Чечне, а также руководитель государственного бюро по взаимоотношениям со странами СНГ Темури Мосиашвили. Отметим, что представителей Абхазии на встрече не было. Министр иностранных дел Абхазии С. Шамба направил М. Удугову письмо, в котором высказал недовольство этим абхазского руководства. Не были приглашены на встречу и представители Южной Осетии. Участники состоявшейся встречи поддержали проект “Кавказского Общего рынка” Х.-А. Нухаева при условии, что он не будет направлен на подрыв территориальной целостности РФ. Представляется очевидным, что данная встреча значительно укрепила позиции Чечни в регионе. По утверждению пресс-секретаря президента Чечни Маирбека Вачагаева, представители Закавказья и впредь будут участвовать в подобных встречах, которые станут проводиться каждые два месяца.

Следующая встреча должна была состояться в июне в Тбилиси. На ней планировалось создание постоянно действующего Координационного совета и обсуждение проблемы борьбы с преступностью на Кавказе. Намечалось создание Совещания правоохранительных органов, координирующего деятельность правоохранительных органов всех республик Кавказа. Кроме того, планировалось обсуждение вопросов восстановления топливно-энергетического комплекса Чечни, строительства парка Дружбы в Грозном и проведения Кавказских олимпийских игр. До следующей встречи чеченское руководство было намерено выработать конкретный механизм по созданию интеграционных структур в регионе, типа ОБСЕ и Интерпола.

Заинтересованность Грузии в развитии отношений с Чечней

Заинтересованность чеченского руководства в налаживании максимально прочных контактов с грузинской стороной ясна. Существуют и достаточно весомые причины, побуждающие грузинское правительство поддерживать такие контакты.

Отсутствие взаимопонимания в отношениях между Москвой и Тбилиси, а также нерешенность абхазской проблемы заставляют грузинское руководство использовать отношения с Чечней в качестве рычага давления на Россию и средства шантажа. Любые шаги, направленные на установление каких-либо взаимовыгодных отношений между Россией и Абхазией вызвали бы адекватную реакцию официального Тбилиси. Представители грузинского руководства неоднократно проводили параллели между грузино-абхазским и российско-чеченским конфликтами. По их мнению, если бы в свое время Россия не позволила абхазским лидерам победить в войне с Грузией, проблема чеченского сепаратизма не встала бы так остро. На совместном заседании Координационного совета правоохранительных органов государств – участников СНГ 2–3 декабря 1997 года в ответ на заявление А. Куликова о том, что поддержка сепаратизма на Северном Кавказе может негативно сказаться на соседних государствах, представители грузинской делегации возразили, что “в свое время в связи с событиями в Абхазии Э. Шеварднадзе предупреждал об опасности сепаратизма, но тогда это не было оценено должным образом”25.

После вывода российских войск из Чечни акценты в официальной грузинской пропаганде несколько сместились. Теперь грузинская сторона отмечает насильственный характер присоединения Чечни к России, противопоставляя ее Абхазии как органической части Грузии, и подчеркивает якобы отсутствие исторических корней у абхазского сепаратизма. Грузинские обозреватели, вслед за чеченской пропагандой, обвиняют российские спецслужбы в автомобильной аварии, в которую попал А. Масхадов по дороге в Баку, и в похищении заложников на Северном Кавказе. Большинство публикаций грузинской прессы отличается сочувственным тоном в отношении Чечни и ее лидеров.

Иногда представители грузинской стороны пытаются (пока не очень настойчиво) выступить посредниками в урегулировании чеченского конфликта. Так, 11 марта 1998 года прошла встреча председателя Государственной Думы РФ Г. Селезнева с делегацией парламентской фракции “Союз граждан Грузии”, возглавляемой Георгием Барамидзе. В ходе встречи был, в том числе, обсужден вопрос об урегулировании ситуации в Чечне. Члены грузинской делегации призвали российских парламентариев к партнерству в решении проблем, связанных как с Абхазией, так и с Чечней.

Одной из возможных причин заинтересованности грузинской стороны в добрых отношениях с Чечней является также элементарный страх официального Тбилиси перед военным и политическим авторитетом непризнанной республики на Кавказе. При наличии в Грузии кроме уже существующих “горячих точек” (Абхазии и Южной Осетии) нескольких потенциальных (Аджарии, Мегрелии, Месхет-Джавахети, мест компактного проживания азербайджанского, аварского и чеченского национальных меньшинств) любое обострение обстановки может в дальнейшем привести к полному распаду страны.

Согласно комментарию о событиях в Чечне, данному Национальным центром стратегических исследований и политических технологий Чеченской Республики Ичкерия (председатель – Мовлади Удугов) 2 августа 1999 г., Чечня намерена усиливать свое основанное на исламском факторе воздействие на соседние регионы с целью создания исламского союза, являющегося военно-политическим и государственным образованием, противостоящим России и США. В интервью армянскому информационно-аналитическому агентству “Медиамакс” М. Удугов заявил, что после освобождения Дагестана планируется в 2000 г. приступить к освобождению “оккупированных мусульманских территорий” в Закавказье. Учитывая наличие в Грузии регионов компактного проживания мусульманского населения (кистины, азербайджанцы, аджарцы, аварцы), это заявление, безусловно, затрагивает интересы официального Тбилиси.

Страх перед “чеченским фактором” чувствуется в заявлениях как официальных лиц, так и деятелей оппозиции. По словам Акакия Асатиани (председатель ВС Республики Грузия в 1991–1992 гг. и возможный кандидат на будущих президентских выборах), “страна-победитель (т.е.Чечня. - А.С.) не скрывает своих претензий на роль военной супердержавы в Кавказском регионе. Это объективный факт, который со счетов не сбросить, и здесь тоже нужен особый подход, основанный прежде всего на добрососедстве”26. По сути, аналогичные высказывания мы находим и у председателя парламента Грузии Зураба Жвания. Им было отмечено, что целью властей Грузии в 1997 году было исправление отношений с Чечней. Причину поражения в Абхазии и многих других бед своей страны З. Жвания видит именно в отсутствии гармоничных и добрососедских отношений между Грузией и ее соседями на Северном Кавказе. Об этом неоднократно, в том числе летом и осенью 1997 года, говорил и Э. Шеварднадзе.

Даже сейчас любое обострение грузино-абхазских отношений приводит к росту антигрузинских настроений в республиках Северного Кавказа. В частности, на это обращала внимание председатель Комитета по защите прав человека и межнациональным отношениям ВС Автономной Республики Абхазия (в составе Грузии) Этери Астемирова. Для преодоления такой тенденции она считала необходимым установление более тесных отношений между Грузией и Северокавказскими республиками, а также улучшение информационного обеспечения (по сути дела, “информационную войну”). Таким образом, максимально хорошие отношения между Грузией и республиками Северного Кавказа позволят нейтрализовать возможный всплеск антигрузинских настроений в случае возобновления конфликта в Абхазии и избежать массового участия в нем северокавказских добровольцев и вооруженных формирований.

Приведенное выше высказывание Руслана Тунтаева свидетельствует о не безосновательности опасений грузинской стороны. В сегодняшней Чечне, безусловно, есть влиятельные силы, связанные с непризнанной Республикой Абхазия и звиадистами в Грузии. В феврале 1997 года С. Радуев в интервью литовской отношения газете “Республика” пообещал “спасти Грузию от режима Шеварднадзе”. По словам С. Радуева, на территории Грузии он создает армейский корпус из звиадистов. Неоднократно в течение 1997 года С. Радуев говорил о подготовке операции на территории Грузии. В конце декабря 1997 года А. Масхадов предупредил депутата парламента Грузии Мамуку Арешидзе о возможности незаконных действий граждан Чечни на территории Грузии и порекомендовал проверять любое лицо с чеченскими документами. С. Радуев взял на себя ответственность за покушение на Э.Шеварднадзе и был поддержан на съезде чеченского движения сопротивления, но исключен из “Кавказской конфедерации”. Кроме того, звиадистов поддерживает мэр Грозного Лечи Дудаев.

С. Радуев охарактеризовал покушение как войсковую операцию, проведенную легионерами грузинского корпуса “Армии генерала Дудаева”. На месте покушения был обнаружен труп чеченца-аккинца Висамутдина Джангалиева. Как заявил первый заместитель генерального прокурора Грузии Реваз Кипиани, задержанные террористы, покушавшиеся на Э. Шеварднадзе, признались, что проходили подготовку на территории Чечни. При этом Р. Кипиани подчеркнул, что чеченское руководство не имеет к подготовке теракта никакого отношения. Представитель Чечни в Грузии Х. Алдамов назвал заявление Радуева провокацией и категорически опроверг утверждения Р. Кипиани. Х. Алдамов прямо обвинил в покушении на Э. Шеварднадзе Россию. Министр иностранных дел Чечни М. Удугов, напротив, предположил, что у Р. Кипиани были достаточные основания для подобных заявлений27. З. Жвания, в свою очередь, выразил удовлетворение мероприятиями, осуществленными чеченской стороной после террористического акта и заявления Радуева. Сразу после покушения вице-премьер Чечни Ахмед Закаев пообещал дать возможность грузинским спецслужбам совместно с их чеченскими коллегами провести любые расследования на территории Чечни.

В апреле 1998 года руководитель группы при парламенте Грузии по взаимоотношениям с кавказскими народами М. Арешидзе сообщил на пресс-конференции о подготовке в одном из районов Северного Кавказа террористов для осуществления очередного покушения на Э. Шеварднадзе и дестабилизации обстановки в Грузии. М. Арешидзе признал факт участия в февральском покушении на Э. Шеварднадзе группы северокавказских боевиков. В пресс-конференции кроме М. Арешидзе участвовал лидер недавно созданного в противовес Конфедерации горских народов Кавказа (КГНК) “Союза народов Кавказа” аварец Магомед Чагучиев. Как было заявлено, одной из основных целей этого союза является противодействие антигрузинским настроениям в северокавказском регионе. М. Чагучиев однозначно поддержал целостность Грузии и осудил политику России в регионе.

Средства массовой информации Грузии сообщали о наличии чеченцев в составе абхазских вооруженных формирований во время конфликта в мае 1998 года в Гальском районе Абхазии. Официальный Грозный опроверг эти сообщения. О введении своих вооруженных формирований на территорию Абхазии заявила Конфедерация горских народов Кавказа. Вице-премьер Чечни А. Закаев назвал это заявление провокационным и отметил, что абхазскую проблему должны решать сами грузины и абхазы без вмешательства извне.

Захватившие в заложники наблюдателей ООН террористы во главе с Гочей Эсебуа также были связаны с определенными силами в Чеченской Республике. С этим связано проведение переговоров грузинским правительством с руководством Чечни о предоставлении террористам коридора из Грузии в Ичкерию в обмен на освобождение заложников. С. Радуев заявил о своей готовности стать посредником в освобождении сотрудников ООН. О своей готовности подключиться к решению вопроса по освобождению заложников заявил и А. Закаев. Но Э. Шеварднадзе категорически отверг предположение об участии в террористических акциях властей Чечни. “Пусть никто не пытается снова поссорить нас с Чечней”, – было заявлено президентом Грузии. Э. Шеварднадзе хотел заверить А. Масхадова “в том, что Чечня – вне наших подозрений. И... чеченцы ни при чем. А мы как встречались друзьями, так это и будет впредь. О том же я хотел побеседовать и с президентом Дагестана (имеется в виду М. Магомедов. – А.С.).”28. Как стремление определенных сил (судя по контексту, российских) поссорить Грузию с Чечней рассматривает участие чеченцев в покушении на Э. Шеварднадзе и З. Жвания. В целом грузинская сторона постаралась максимально “не заметить” чеченский след в покушении, не желая портить отношения с бессильным в борьбе с терроризмом руководством Чечни. В покушении были практически открыто и без оговорок обвинены Россия и российские спецслужбы. Более того, некоторые грузинские обозреватели связывали покушение на Э. Шеварднадзе в том числе и с недовольством России налаживанием нормальных контактов между Грузией и Чечней.

В начале мая 1998 года вице-премьер Чечни А. Закаев, находившийся с визитом в Тбилиси, заявил о намерении А. Масхадова в ближайшее время вновь посетить Грузию.

Превращение Чечни в опорную базу террористов, ставящих своей целью дестабилизацию ситуации на всем Кавказе, заставило руководство Грузии несколько пересмотреть свою политику по отношению к официальному Грозному. Охлаждение в грузино-чеченских отношениях наметилось еще зимой 1997/1998 г., а весной – летом 1998 г. стало несомненным. Сократилось количество визитов официальных лиц и политиков Грузии и Ичкерии, снизился их уровень, уменьшилась интенсивность других контактов. Намерение А. Масхадова посетить Тбилиси в конце весны – начале лета 1998 г. осталось нереализованным. На 27 октября 1998 г. был запланирован визит в Грузию Аллы Дудаевой “для проведения художественной выставки”, но затем отменен. Тем не менее на Съезде чеченского народа в середине октября 1998 г. А. Масхадов вновь назвал Грузию стратегическим партнером Чечни и призвал к укреплению взаимных связей. А. Масхадов подчеркнул также большое значение сотрудничества Чечни и Азербайджана.

22 апреля 1999 г. российские пограничники на пропускном пункте “Верхний Ларс” (Северная Осетия) не пустили в Грузию чеченскую правительственную делегацию во главе с вице-премьерами ЧРИ Казбеком Махашевым и Ахмедом Закаевым. Делегация направлялась на международную туристическую ярмарку “Мирный Кавказ – единое туристическое пространство” (22–25 апреля) и международную конференцию “За мирный Кавказ”. Возможно, конфликт на границе, вызванный предъявлением одним из охранников не российского, а чеченского паспорта, был намеренно спровоцирован чеченской стороной. Впрочем, позже вице-премьеры Чечни все же побывали в Тбилиси, но о деталях этой поездки не сообщалось.

В начале июля 1999 г. Э. Шеварднадзе заявил о желательности для Грузии стабильности на Северном Кавказе и высказался за создание движения “За мирный Кавказ” при участии политических сил и общественных организаций Северного Кавказа.

Страх официального Тбилиси перед Чечней особенно возрос после вторжения боевиков в Дагестан. В конце июля 1999 г. Э. Шеварднадзе посетил Тушетию (район Грузии, граничащий с Чечней). Глава МВД России В. Рушайло предупредил Э. Шеварднадзе о скоплении в приграничных районах Чечни боевиков Хаттаба и возможности обстрела вертолета с президентом Грузии. Это привело к отмене поездки Э. Шеварднадзе в с. Шатили, расположенное близ границы с Чечней.

После начала вторжения в Ботлихский район т.н. “исламское правительство Дагестана” через агентство М. Удугова “Кавказ-центр” призвало Э. Шеварднадзе не вмешивать Грузию в конфликт, заверив его в приоритетности добрососедских отношений с Грузией для исламского Дагестана. МИД Грузии назвал события в Дагестане внутренним делом России и заявил о соблюдении республикой нейтралитета. Э. Шеварднадзе вновь призвал к воплощению в жизнь концепции “Мирного Кавказа” и принципов Кисловодской декларации.

Тем не менее военные действия в Дагестане непосредственно затронули Грузию. 9 августа российские самолеты ошибочно сбросили контейнер с противопехотными минами на тушинские села Земо Омало и Шенако в Ахметском районе Грузии, ранив трех человек, за что МИД РФ принес извинения грузинской стороне. Несколько запоздалые извинения и предложения компенсировать ущерб были с удовлетворением восприняты грузинской стороной. Аналогичная история с нарушением воздушного пространства Грузии российскими вертолетами и обстрелом сел Шатили и Гиоргицминда повторилась 17 ноября 1999 года.

Параллельно с расследованием данного инцидента грузинское руководство приняло решение о направлении на дагестанский и чеченский участки границы дополнительных подразделений Министерства обороны и пограничников, поставив перед ними задачу не допустить проникновения исламских боевиков в Грузию. З. Жвания и В. Чхеидзе признали возможность появления в Грузии беженцев с Северного Кавказа. Как было заявлено, в этом случае грузинские пограничники получат приказ пропускать на территорию Ахметского района Грузии безоружных людей. Аналогичное заявление о готовности принять какое-то количество беженцев сделал министр по делам беженцев и расселению Валерий Вашакидзе.

Координатор силовых и правоохранительных органов Грузии Шота Квирая, посетивший Москву в марте и августе 1999 г., в интервью отметил опасность исламского фундаментализма для Грузии. По его мнению, поставки оружия в Чечню шли через Абхазию. Как предположил Ш. Квирая, война из Дагестана перекинется в Абхазию, так как ваххабитам нужен выход к Черному морю. Прозвучал также тезис о распространении ваххабизма в Абхазии.

В сентябре 1999 года министр внутренних дел Грузии Каха Таргамадзе также заявил о возможности поставки оружия чеченским террористам с территории Абхазии. Личный представитель президента Абхазии А. Джиргения категорически опроверг это предположение.

В конце ноября 1999 года делегация во главе с депутатом парламента Чечни Тятаковым и председателем Экологического совета Чечни Гойтемировым посетила Тбилиси, где, по официальным данным, провела переговоры с представителями миссий ОБСЕ и Красного Креста. По некоторым сообщениям, основной целью приезда чеченской делегации были переговоры с Э. Шеварднадзе о его посреднической роли в чеченском конфликте и о размещении в Грузии чеченского правительства в изгнании. Чеченская делегация провела встречу с грузинскими парламентариями. Затем некоторые члены делегации выехали в Турцию и Западную Европу.

Угроза чеченского терроризма для Грузии

В настоящее время, вновь после событий 1992–1994 и 1997 гг., отмечено обострение криминальной обстановки в Панкисском ущелье. В середине июня 1999 г. у кистинского с. Дуиси группа из 10 (по другим сообщениям, 5) боевиков расстреляла автомобиль с начальниками Телавского следственного отдела и Телавского райотдела чрезвычайных ситуаций и гражданской обороны Тариэлом Арабули и Тамазом Кахиани. Среди боевиков, двое из которых были убиты, а двое ранены, были жители г. Грозного и с. Дуиси Ахметского района братья Хангошвили и житель с. Бирдзиани Ахметского района А. Цациашвили. Предполагается, что эта бандитская группа специализировалась на похищении людей, а после нападения скрылась в Чечне. Указывается также на появление среди кистинов приверженцев ваххабизма. При этом мусульманские лидеры Грузии (в частности, имам Джума-Мечети в Тбилиси Джамбул Гусейнов и ее ахунд Али Алиев) являются противниками ваххабизма. По признанию Д. Гусейнова, он подвергался преследованиям со стороны ваххабитов во время обучения в Исламском университете в Медине (Саудовская Аравия).

В июле 1999 г. в районе границы с Чечней правоохранительные органы после недолгой перестрелки задержали четырех чеченских боевиков. Еще пять вооруженных чеченцев были задержаны грузинскими пограничниками в начале октября 1999 года

Преступность из Чечни проникает и в другие районы Грузии. Так, в августе при попытке сбыта 30 тысяч фальшивых долларов, изготовленных в Чечне, в Тбилиси был задержан чеченец из Ингушетии Мухамед Махаури.

Серьезной проблемой для официального Тбилиси в настоящее время стали похищения граждан Грузии и переправка их в Чечню, преимущественно в Урус-Мартановский район. Предполагается, что похищениями занимаются симпатизирующие звиадистам чеченцы из числа сторонников Салмана Радуева. В начале 1999 г. таких заложников насчитывалось 7 человек, в настоящее время, по данным председателя комитета по взаимоотношениям с народами Северного Кавказа парламента Грузии Мамуки Арешидзе (пресс-конференция 22 июля 1999 г.), их уже 35 человек (по другим данным – 24). Семьи 16 похищенных обратились в парламент Грузии с заявлениями о помощи. Похищения происходят не только на Северном Кавказе или на приграничной территории, но и в других регионах Грузии. В двух случаях формальным мотивом похищений были невыплаченные долги. Как утверждается, похищение в Панкисском ущелье председателя “Лиги патриотов Грузии” Георгия Заалишвили и его отпущенного вскоре брата Сосо связано с невозвращенным долгом за проданное оружие. Сам Заалишвили отрицает свою причастность к торговле оружием и заявляет, что занимался налаживанием отношений между руководством Чечни и “Лигой патриотов” и пропагандой интересов Грузии в Чечне. По словам представителя ЧРИ в Грузии Х. Алдамова, братья Заалишвили являлись сотрудниками агентства “Чечен-пресс” и многократно подолгу бывали в Чечне, в том числе и во время боевых действий, поддерживая контакты с представителями власти и полевыми командирами. Осенью 1997 г. братья Заалишвили пытались при поддержке грузинских и чеченских властей создать в Грузии “антитеррористический центр”. При этом работа над созданием этого “центра” шла втайне даже от представительства Чечни в Грузии.

По словам пресс-секретаря президента Чечни М. Вачагаева, похищение Г. Заалишвили было связано с долгом, который он имеет перед жителями Чечни еще с 1996 года. М. Вачагаев отметил, что чеченские правоохранительные органы поддерживают контакты с грузинскими коллегами по вопросу поиска и освобождения Заалишвили. После похищения Х. Алдамов призвал чеченский народ к содействию в освобождении Г. Заалишвили ради добрососедских отношений с Грузией.

За похищенного в ноябре 1998 г. Георгия Заалишвили бандиты требовали 200 тыс. долларов (ранее цена составляла 150 тыс. долларов). За 4 похищенных в июне 1999 г. грузинских бизнесменов требуют по 1 млн. долларов. Самая низкая цена – 15 тыс. долларов. Выкуп производится при посредстве ингушей, причем двое посредников уже задержаны в Ингушетии29. В январе 1999 г. в Чечне были захвачены в заложники четыре грузинских строителя, приглашенные туда для продолжения ремонтных работ на выгодных условиях. Строители были освобождены в начале мая 1999 г., а члены банды, похитившей их, были задержаны. В июне 1999 г. в Чечне были взяты в заложники три грузинских водителя, отправившиеся на Северный Кавказ на заработки. 20 июня 1999 г. в г. Аргуне был похищен гражданин Грузии Георгий Суарес, закупавший в Чечне дизельное топливо.

Мамука Арешидзе призвал грузинские власти ради освобождения граждан Грузии оказать давление не только на официальный Грозный, но и на чеченскую оппозицию. По его мнению, у грузинской стороны есть рычаги для подобного давления. М. Арешидзе призвал создать межведомственный орган для пресечения похищений людей. М. Арешидзе отметил наличие помощи грузинской стороне со стороны правоохранительных органов Ингушетии в отличие от аналогичных органов Чечни. Идейным вдохновителем чеченских ваххабитов М. Арешидзе назвал М. Удугова. М. Арешидзе отметил интернациональный состав групп похитителей, в которые входят чеченцы, ингуши, осетины, грузины и дагестанцы. Группа граждан Чечни, занимавшихся похищением людей и вымогательством денег, была задержана в середине июля 1999 г. в Дедоплисцкаро. Один из заложников, Василий Цамаладзе, был освобожден после 6-месячного заточения ингушскими правоохранительными органами в Назрани в конце июня 1999 года.

Руководители творческих союзов Грузии направили обращение к председателю парламента З. Жвания с просьбой содействовать в освобождении граждан Грузии. Это послужило поводом для достаточно жесткого выступления З. Жвания на пленарном заседании парламента. Кроме того, был создан Комитет сопротивления похищению граждан Грузии (председатель – Нино Заалишвили). 12 августа 1999 г. проблема похищения граждан Грузии обсуждалась на рабочей встрече в аппарате народного защитника Грузии Давида Саларидзе. Было заявлено о необходимости проведения в Тбилиси международной конференции по этому поводу и предложено создать специальную государственную комиссию.

Летом 1999 г. Э. Шеварднадзе говорил по телефону с А. Масхадовым, обсуждая с ним проблему похищений граждан Грузии. А. Масхадов выразил возмущение разгулом чеченского криминалитета. На брифингах 7 июня, 19 и 26 июля 1999 г. Э. Шеварднадзе, отметив наличие хороших отношений между Грузией и официальным Грозным, признал, что руководство Чечни не владеет ситуацией в республике30. Для решения проблемы, по его мнению, необходимо объединение усилий Грузии, Чечни, республик Северного Кавказа, руководства РФ. 29 июля 1999 г. Э. Шеварднадзе обсуждал вопросы совместных действий по освобождению заложников с главой МВД РФ В. Рушайло. Была достигнута договоренность о создании совместных оперативных групп. На уровне российского и грузинского МВД эта проблема обсуждалась еще в мае 1999 г.

В конце июля – начале августа 1999 г. Тбилиси посетил вице-президент Чечни Ваха Арсанов, которому была сделана хирургическая операция на позвоночнике. Все расходы на лечение взяло на себя Министерство здравоохранения Грузии. В больнице В. Арсанова навестили представители грузинских властей, с ним имел беседу Э.Шеварднадзе. С представителями грузинской оппозиции В. Арсанов встречаться отказался. В. Арсанов пообещал способствовать освобождению удерживаемых на территории Чечни граждан Грузии, но отметил, что для этого понадобится не менее двух-трех месяцев. В это же время в Тбилиси молодежные и неправительственные организации совместно с рядом членов парламента провели ряд акций протеста против похищений граждан Грузии, заявив о невозможности нахождения на территории республики представительства Чечни.

Представитель Чечни в Грузии Хизри Алдамов, в свою очередь, заявил о завышенности численности грузин-заложников и связал похищения с деятельностью российских спецслужб, заинтересованных в обострении отношений между Грузией и Чечней.

В середине августа 1999 г. Х. Алдамов сообщил о скором возвращении в Тбилиси двух граждан Грузии, находящихся в Чечне на положении заложников. Одновременно Х. Алдамов признал сложность борьбы чеченского руководства с группировками террористов.

В конце августа 1999 г. в Чечне было освобождено шестеро грузинских заложников, в том числе Георгий Заалишвили, который заявил о решающей роли В. Арсанова в его освобождении.

Еще один грузинский заложник был освобожден при содействии В. Арсанова в середине октября 1999 года. При этом, как пообещал глава госдепартамента разведки Грузии А. Иоселиани, в ближайшее время предполагается освобождение еще трех заложников.

В конце августа – начале сентября 1999 г. вице-президент Чечни Ваха Арсанов вновь находился в Тбилиси, отдыхая там на правительственной даче. В. Арсанов извинился за то, что его соотечественники взяли в заложники граждан Грузии, и высказал чувство глубокого уважения по отношению к Э. Шеварднадзе и Г. Алиеву. По словам В. Арсанова, чеченцы больше никогда не выступят на стороне Абхазии. В. Арсанов обвинил российские спецслужбы в подготовке предпосылок для дестабилизации в Грузии и вербовке чеченских боевиков для переброски в Аджарию. Э. Шеварднадзе заявил о необходимости прислушаться к этой информации, а А. Абашидзе связал появление такой информации с происками определенных сил в Тбилиси.

В ноябре 1999 года чеченская сторона в лице Ш. Басаева и М. Удугова в очередной раз предупредила грузинское руководство о готовящемся российскими спецслужбами военном перевороте в Грузии и физической ликвидации Э. Шеварднадзе.

Необходимо отметить, что в 1999 г. от взаимоотношений с Грузией практически полностью отстранился известный своей прогрузинской позицией вице-премьер правительства Чечни Ахмед Закаев. Контакты Чечни с Грузией в настоящее время, как представляется, находятся в сфере деятельности вице-президента Чечни Вахи Арсанова.

В еще большей степени криминальная обстановка в некоторых горных районах Грузии и в Панкисском ущелье обострилась после начала широкомасштабных боевых действий в Чечне. Численность перебравшихся в Панкисское ущелье беженцев из Чечни оценивалась в 3–4 тысячи человек. В частности, в ноябре 1999 года на тбилисском автовокзале был задержан микроавтобус, водитель которого, являющийся уроженцем Ахметского района Грузии, хранил в салоне 2 пистолета, автомат, более 200 патронов к нему, 8 гранат.

Заключение

В целом необходимо отметить, что официальный Тбилиси не афишировал свои связи с чеченским руководством, а все сообщения о ведущихся переговорах и консультациях, как правило, были лишены конкретики. Очевидно, грузинская сторона не желала открыто идти на действия, которые могут быть расценены как поддержка чеченского сепаратизма. Такие действия могут трактоваться как нарушение меморандума “О сохранении мира и стабильности в СНГ”, подписанного на алма-атинской встрече глав государств Содружества 10 февраля 1995 года. Как следует из этого меморандума, ”государства обязуются не поддерживать сепаратистские движения и сепаратистские режимы на территории других стран, не устанавливать с ними политические, экономические и другие виды связи, не оказывать им экономической, финансовой, военной и иной помощи”. Именно в нарушении этого меморандума грузинская сторона периодически обвиняет Россию, поддерживающую некоторые контакты с абхазским руководством. В то же время грузинские официальные лица (в частности, З. Жвания) ссылаются на неурегулированность правового статуса Чечни и наличие некоторых двусмысленных формулировок в подписанных Б. Ельциным и А. Масхадовым документах.

В рассматриваемый период отношения между Грузией и Чечней не выходили за рамки, с одной стороны, элементарного шантажа, направленного против России и одинаково выгодного как Грозному, так и Тбилиси, а с другой – взаимовыгодных отношений, не приносящих до определенного момента пока какого-либо ощутимого вреда России. Кроме того, Грузия не может позволить себе роскошь иметь плохие отношения с Чечней и отталкивать протянутую из Грозного руку дружбы. Отталкивание Чечни могло бы создать в ближайшем будущем серьезные проблемы для Грузии. Поддержка Грозным сепаратистских движений в Грузии, и прежде всего в Абхазии, обострение ситуации с чеченским национальным меньшинством в Ахметском районе поставили бы под вопрос сохранение Республики Грузия как единого государства. Таким образом, для Грузии нет альтернативы налаживанию хороших отношений с Чечней. Надо признать, что грузинская сторона, как правило, осторожно подходила к развитию отношений с Чечней и не шла на откровенное нарушение принципов международного права. Беспокойство вызывает не вполне открытый характер переговоров между Чечней и Грузией. Безусловно, не все темы, обсуждаемые на переговорах, находили свое отражение в средствах массовой информации.

Еще несколько лет назад было ясно, что в дальнейшем развитие грузино-чеченских отношений может выйти за допустимые рамки (к примеру, в случае постройки автотрассы Грозный–Тбилиси) и вступить в серьезное противоречие с интересами России. В случае обострения ситуации в одном из регионов Кавказа (Чечне, Абхазии, Осетии, Дагестане и т.д.) тесные отношения между Тбилиси и Грозным в той или иной степени лишили бы Россию свободы действий. Положение усугублялось отсутствием у России какой-либо четкой стратегии действий как в грузино-абхазском противостоянии, так и в чеченском конфликте. Такая стратегия должна была бы учитывать тесную взаимосвязь между этими двумя конфликтами. Отсутствовала и какая-либо определенная реакция России на развитие грузинско-чеченских отношений.

Худшие опасения начали оправдываться осенью 1999 года. Россия, долго закрывавшая глаза на поступательное развитие грузинско-чеченских отношений, столкнулась с необходимостью четкого определения своей позиции в этом вопросе. Открытый чеченский участок российско-грузинской границы стал восприниматься не только как один из возможных путей переброски боевиков и оружия в Чечню, но и как вызов России. В свою очередь, грузинское руководство столкнулось как с нарастающей волной чеченского терроризма в Грузии (похищения людей, бандитизм), так и с угрозой резкого и безусловного ухудшения отношений с Россией. С одной стороны, Грузия не имеет возможностей реально перекрыть чеченский участок границы или допустить туда российских пограничников. Как справедливо считают в Тбилиси, это будет способствовать втягиванию Грузии в вооруженный конфликт. С другой стороны, сохранение практически открытого характера границы на чеченском участке будет способствовать превращению горных районов Грузии в опорную базу террористов, что также приведет к втягиванию ее в конфликт.

Чеченская проблема способствовала максимальному за все прошедшие годы ухудшению российско-грузинских отношений. Выход из создавшегося положения возможен только при условии доброй воли и значительных усилий как Грузии, так и России.

1 Бугай Н.Ф., Гонов А.М. Кавказ: народы в эшелонах (20-60-е годы). М. 1998. с. 63, 141-150.

2 Маргошвили Л.Ю. К вопросу о поселении кистов Панкиси. //Вопросы истории народов Кавказа. Тбилиси. 1988. с.255.

3 Свободная Грузия. 19.12.1997

4 Независимая газета. 26.03.1998.

5 Свободная Грузия. Кавказ. 06.03.1998.

6 Свободная Грузия. Кавказ. 31.07.1997.

7 Свободная Грузия. 06.08.1997.

8 Свободная Грузия. Кавказ. 25.09.1997.

9 Свободная Грузия. Кавказ. 04.09.1997.

10 Свободная Грузия. Кавказ. 18.09.1997.

11 Свободная Грузия. 13.02.1998.

12 Свободная Грузия. Кавказ. 09.10.1997.

13 Свободная Грузия. Кавказ. 27.11.1997.

14 Независимая газета. 20.12.1997.

15 Свободная Грузия. Кавказ. 09.10.1997.

16 Свободная Грузия. Кавказ. 06.03.1998.

17 Свободная Грузия. 24.02.1998.

18 Свободная Грузия. Кавказ. 25.09.1997.

19 Нефть и капитал. № 3. 1998.

20 Русский телеграф. 04.04.1998

21 Независимая газета. 19.03.1998.

22 Новое время. № 11. 1998.

23 Свободная Грузия. 02.09.1997.

24 Свободная Грузия. Кавказ. 09.10.1997.

25 Свободная Грузия. 13.12.1997.

26 Независимая газета.31.03.1998.

27 Независимая Грузия. 26.03.1998.

28 Свободная Грузия. 11.02.1998.

29 Свободная Грузия. 23.07.1999.

30 Свободная Грузия. 20.07.1999. Свободная Грузия. 27.07.1999.


Источник: http://www.ca-c.org/journal/2000/journal_rus/cac08_2000/21.skakov.shtml

Закрыть... [X]


Грузины и чеченцы взялись за топоры Газета Коммерсантъ Коррекция страхов у ребенка дошкольного возраста


Отношение грузин к чеченцам Грузинам ответят чеченцы » АЛАНИЯ информ - ОСинформ
Отношение грузин к чеченцам Взаимоотношения вайнахов с кавказскими народами
Отношение грузин к чеченцам Чеченцы в Грузии: чаяния и тревоги - Грузия Online
Отношение грузин к чеченцам Быть Кистинцем: Между Грузинами и Чеченцами
Отношение грузин к чеченцам Грузинско-чеченские отношения - CA CC Press AB
Отношение грузин к чеченцам Чеченец с грузином братья навек - LFI
Отношение грузин к чеченцам Ibx для ногтей: пошаговая инструкция по нанесению лечебного
Академия Профессионального ОбученияБиоревитализация Аквашайн Ревофил (Aquashine)Дизайн ногтей 2017 (160 интересных новых фото)Как избавиться от неприятного запаха в домеКеторол - инструкция по применению, аналогиМассаж живота Массаж. руРесницы на фары матиза, где купить? Мир Матизов ВКонтакте


Закрыть ... [X]

Некоторые аспекты современных чечено-грузинских отношений Открытки с добрым утром и счастливым днем

Отношения грузин с чеченцами Отношения грузин с чеченцами Отношения грузин с чеченцами Отношения грузин с чеченцами Отношения грузин с чеченцами Отношения грузин с чеченцами